Пословицы стрижонок скрип


Книга Стрижонок Скрип. Содержание - Виктор Астафьев Стрижонок Скрип

Виктор Астафьев

Стрижонок Скрип

Стрижонок вылупился из яичка в тёмной норке и удивлённо пискнул. Ничего не было видно. Лишь далеко-далеко тускло мерцало пятнышко света. Стрижонок испугался этого света, плотнее приник к тёплой и мягкой маме-стрижихе. Она прижала его крылышком к себе. Он задремал, угревшись под крылом. Где-то шёл дождь, падали одна за другой капли. И стрижонку казалось, что это мама-стрижиха стучит клювом по скорлупе яйца. Она так же стучала, перед тем как выпустить его наружу.

Стрижонок проснулся оттого, что ему стало холодно. Он пошевелился и услышал, как вокруг него завозились и запищали голенькие стрижата, которых мама-стрижиха тоже выклевала из яиц. А самой мамы не было.

— Скрип! — позвал её стрижонок.

— Скрип! Скрип! Скрип! — повторили за ним братья и сестры.

Видно, всем понравилось, что они научились звать маму, и они громче и дружней запищали:

— Скрип! Скрип! Скрип!

И тут далёкое пятнышко света потухло. Стрижата притихли.

— Скрип! — послышалось издалека.

«Так это же мама прилетела!» — догадались стрижата и запищали веселей.

Мама принесла в клюве капельку дождя и отдала её Скрипу — первому стрижонку.

Какая это была вкусная капля! Стрижонок Скрип проглотил её и пожалел, что капля такая маленькая.

— Скрип! — сказал он. Ещё, мол, хочу.

— Скрип-скрип! — радостно ответила мама-стрижиха. Сейчас, дескать, сейчас. И опять её не стало. И опять стрижата тоскливо запищали. А первый стрижонок кричал громче всех. Ему очень уж понравилось, как мама-стрижиха поила его из клюва.

И когда снова закрылся свет вдали, он что было духу закричал:

— Скрип! — и даже полез навстречу маме. Но тут же был откинут крылом на место, да так бесцеремонно, что чуть было кверху лапками не опрокинулся. И каплю вторую мама-стрижиха отдала не ему, а другому стрижонку.

Обидно. Примолк стрижонок Скрип, рассердился на маму и братьев с сестрёнками, которые тоже, оказывается, хотели есть. Когда мама принесла мошку и отдала её другому стрижонку. Скрип попытался отнять её. Тогда мама-стрижиха так долбанула Скрипа клювом по голове, что у него пропала всякая охота отбирать еду у других.

Понял стрижонок, какая у них серьёзная и строгая мама. Её не разжалобишь писком.

Так начал жизнь в норке стрижонок Скрип вместе с братьями и сестрами.

Таких норок в глиняном берегу над рекой было очень много. В каждой норке жили стрижата. И были у них папы и мамы. А вот у стрижонка Скрипа папы не было. Его сшибли из рогатки мальчишки. Он упал в воду, и его унесло куда-то. Конечно, стрижата не знали об этом.

Маме-стрижихе было очень тяжело одной прокормить детей. Но она была хорошая мать. С рассвета и до вечера носилась она над берегом и водой, схватывала на лету мошек, комариков, дождевые капли. Приносила их детям. А мальчишки, сидевшие с удочками на берегу, думали, что стрижиха и все стрижи играют над рекой.

Стрижонок Скрип подрос. У него появились перья, и ему всё время хотелось есть. Иногда ему удавалось отобрать у братца или сестрёнки мошку, и тогда они жалобно и недовольно пищали. За это Скрипу попадало от мамы-стрижихи. Но ему так хотелось есть, так хотелось есть!

А ещё ему хотелось выглянуть из норки и посмотреть, что же оно там такое, дальше этого пятнышка света, откуда мама-стрижиха приносит еду и ветряные запахи на крыльях.

Пополз стрижонок Скрип. И чем дальше он полз, перебирая слабыми лапками, тем больше и ярче делался свет.

Боязно!

Но Скрип был храбрый стрижонок, он полз и полз.

Наверное, он выпал бы из норки и разбился, как разбиваются такие вот неразумные птенцы. Но тут появилась мама-стрижиха, схватила его, уволокла в глубь норки — и раз-раз его клювом по голове. Сказала сердито:

— Скрип-скрип! — и ещё по голове, и ещё по голове.

Очень рассердилась мама-стрижиха, очень сильно била Скрипа. Должно быть, там, за норкой, опасно, раз мама-стрижиха так волнуется. Конечно, откуда Скрипу было знать, сколько врагов у маленьких проворных стрижей!

Сидит на вершине берёзы страшный быстрый сокол и подстерегает их. Скоком-прыгом подходит к норкам клюватая ворона. Тихо ползёт меж камней чёрная гадюка.

Побольше подрос Скрип, догадываться об этом стал. Ему делалось жутко, когда там, за норкой, раздавалось пронзительное «тиу!». Тогда мама-стрижиха бросала всё, даже мошку или каплю воды, и, тоже крикнув грозное «тиу!», мчалась из норки.

И все стрижи с криком «тиу!» высыпали из норок и набрасывались на врага. Пусть этот враг хоть сокол, хоть коршун, хоть кто, пусть он хоть в сто раз больше стрижей, они всё равно не боялись его. Дружно налетали стрижи, все как один. Коршун и ворона скорей-скорей убирались в лес, а гадюка пряталась под камень и со страху шипела.

Однажды мама-стрижиха вылетела на битву с врагом — разбойником соколом.

Сокол был не только быстрым, но и хитрым. Он сделал вид, что отступает. Вожак стрижей — Белое брюшко — дал отбой, крикнув победоносное «тиу!». Но мама-стрижиха ещё гналась за соколом, чтобы уж навсегда отвадить его летать к стрижиньм норкам.

Тут сокол круто развернулся, ударил маму-стрижиху и унёс в когтях. Только щепотка перьев кружилась в воздухе, Перья упали в воду, и их унесло…

Долго ждал стрижонок Скрип маму. Он звал её. И братцы и сестрёнки тоже звали. Мама-стрижиха не появлялась, не приносила еду.

Потускнело пятнышко света. Настала ночь. Утихло всё на реке. Утихли стрижи и стрижата, пригретые папами и мамами. И только Скрип был с братьями и сестрами без мамы.

Сбились в кучу стрижата. Холодно без мамы, голодно. Видно, пропадать придётся.

Но Скрип ещё не знал, какой дружный народ стрижи! Ночью к ним нырнул вожак — Белое брюшко, пощекотал птенцов клювом, обнял их крыльями, и они пригрелись, уснули. А когда рассвело, в норку к Скрипу наведалась соседка-стрижиха и принесла большого комара. Потом залетали ещё стрижи и стрижихи и приносили еду и капли воды. А на ночь к осиротевшим стрижатам снова прилетел вожак Белое брюшко.

Выросли стрижата. Не пропали. Пришла пора покидать им родную норку, как говорят, становиться на крыло — самим добывать себе пищу и строить свой дом.

Это было радостно и жутко!

Скрип помнит, как появился в норке вожак Белое брюшко. Вместо того чтобы дать ему мошку или капельку, он ухватил Скрипа за шиворот и поволок из норки. Скрип упирался, пищал. Белое брюшко не обращал внимания на писк Скрипа, подтащил его к устью норки и вытолкнул наружу.

Ну что было делать Скрипу! Не падать же! Он растопырил крылья и… полетел! И тут на него набросились все стрижи, старые и молодые. Все-все! И погнали его от норки всей стаей навстречу ветру, навстречу ослепительному солнцу.

— Скрип! Скрип! — испуганно закричал стрижонок, захлебнувшись ветром, и увидел под собою воду. — Скрип! Скрип! «А если я упаду?» — с ужасом подумал он.

Но стрижи не давали ему упасть. Они гоняли его кругами над водой, над берегом, над лесом.

Потом крики стрижей остались позади. Свист крыльев и гомон птичий угасли. И тут стрижонок Скрип с удивлением увидел, что он уже сам, один, летает над рекой! И от этого сделалось так радостно, что он взмыл высоко-высоко и крикнул оттуда солнцу, реке, всему миру: «Скрип!» — и закружился, закружился над рекой, над берегом, над лесом. Даже в облако один раз залетел. Но там ему не понравилось — темновато и одиноко. Он спикировал вниз и заскользил над водою, чуть не касаясь её брюшком.

Хорошо жить! Хорошо, когда сам умеешь летать! Скрип! Скрип!

А потом Скрип и сам стал помогать стрижам — вытаскивал из норок стрижат и тоже гнал их над рекой вместе со всеми стрижами и кричал:

— Скрип! Скрип! Держи его! Догоняй!..

И ему было весело смотреть, как метались и заполошно кричали молоденькие стрижата, обретая полёт, вечный полёт!

Скрип много съел в этот день мошек, много выпил воды. Ел и пил он жадно, потому что стрижи всегда в движении, всегда в полёте. И оттого надо им всё время есть, всё время пить. Но день кончился. Он ещё раз плюхнулся белым брюшком на воду, схватил капельку воды, отряхнулся и поспешил к своей норке. Но найти её не смог. Ведь снаружи он никогда не видел свою норку, а сейчас все норки казались ему одинаковыми. Норок много, разве их различишь?

www.booklot.ru

Нужно подобрать пословицы и поговорки к рассказу В. Астафьева "Стрижонок Скрип".пожалуйста помогите!

Oksanor / 02 марта 2017 г., 14:29:37

Николай с шоколадкой И съесть пожелал Шоколадку украдкой. Зажал Николай Шоколадку в кулак И сделал открытие: «Я-не дурак!» Свою шоколадку Держа в кулаке, Он всех обгонял В этот день на катке! Он слышал, как сзади Летели друзья, - Мечтал оглянуться, Но было нельзя! Нельзя с шоколадкой Ему расставаться! И мчался вперёд, Не желая сдаваться! Дышал Николай, Словно тигр уссурийский, Держал Николай Марафон олимпийский! Каток под серебряной пылью Дрожал, А он шоколадку с ванилью Зажал! Не мог Николай Укусить шоколадку, Он мчался И ел её только вприглядку! И мимо друзей, Словно двигатель шумный, Пуская пары, Пролетал, как безумный! Пылал Николай, Словно русская печка, Но он перегрелся - И вышла осечка: В руке шоколадка Кипит, как в кастрюльке, И льются в рукав Шоколадные струйки... И мимо друзей Николай ненаглядный Пыхтит, Тарахтит, Словно пупс шоколадный! Ванильный, Ореховый, Сладкий И липкий, Он бешено мчится С глупейшей улыбкой - Легко ли Такой шоколадке огромной В тени оставаться И выглядеть скромной? Ревёт Николай На катке ледяном - Везут Николая В большой гастроном! Завязана розовой лентой Коробка- Не трюфельный торт, Не конфеты «Коровка»! Шофёр восхищён: - Ах, какой Шоколай! - Какой Шоколай? - Возмущён Николай! - Ты был Николаем, - Шофёр говорит, - А стал Шоколаем, - Шофёр говорит. - И мы, дорогой, Любоваться желаем Огромным таким И живым Шоколаем! Стоит Шоколай На витрине нарядной, И всем говорит Его вид шоколадный: Прекрасно Ходить на каток с шоколадкой! Опасно Съедать шоколадку украдкой! Быть жадным - ужасно! Не надо, не надо, А то превратишься в кусок

Шоколада!

literatura.neznaka.ru

Книга Стрижонок Скрип. Автор: Астафьев Виктор Петрович. Страница 1

Виктор Астафьев

Стрижонок Скрип

Стрижонок вылупился из яичка в тёмной норке и удивлённо пискнул. Ничего не было видно. Лишь далеко-далеко тускло мерцало пятнышко света. Стрижонок испугался этого света, плотнее приник к тёплой и мягкой маме-стрижихе. Она прижала его крылышком к себе. Он задремал, угревшись под крылом. Где-то шёл дождь, падали одна за другой капли. И стрижонку казалось, что это мама-стрижиха стучит клювом по скорлупе яйца. Она так же стучала, перед тем как выпустить его наружу.

Стрижонок проснулся оттого, что ему стало холодно. Он пошевелился и услышал, как вокруг него завозились и запищали голенькие стрижата, которых мама-стрижиха тоже выклевала из яиц. А самой мамы не было.

— Скрип! — позвал её стрижонок.

— Скрип! Скрип! Скрип! — повторили за ним братья и сестры.

Видно, всем понравилось, что они научились звать маму, и они громче и дружней запищали:

— Скрип! Скрип! Скрип!

И тут далёкое пятнышко света потухло. Стрижата притихли.

— Скрип! — послышалось издалека.

«Так это же мама прилетела!» — догадались стрижата и запищали веселей.

Мама принесла в клюве капельку дождя и отдала её Скрипу — первому стрижонку.

Какая это была вкусная капля! Стрижонок Скрип проглотил её и пожалел, что капля такая маленькая.

— Скрип! — сказал он. Ещё, мол, хочу.

— Скрип-скрип! — радостно ответила мама-стрижиха. Сейчас, дескать, сейчас. И опять её не стало. И опять стрижата тоскливо запищали. А первый стрижонок кричал громче всех. Ему очень уж понравилось, как мама-стрижиха поила его из клюва.

И когда снова закрылся свет вдали, он что было духу закричал:

— Скрип! — и даже полез навстречу маме. Но тут же был откинут крылом на место, да так бесцеремонно, что чуть было кверху лапками не опрокинулся. И каплю вторую мама-стрижиха отдала не ему, а другому стрижонку.

Обидно. Примолк стрижонок Скрип, рассердился на маму и братьев с сестрёнками, которые тоже, оказывается, хотели есть. Когда мама принесла мошку и отдала её другому стрижонку. Скрип попытался отнять её. Тогда мама-стрижиха так долбанула Скрипа клювом по голове, что у него пропала всякая охота отбирать еду у других.

Понял стрижонок, какая у них серьёзная и строгая мама. Её не разжалобишь писком.

Так начал жизнь в норке стрижонок Скрип вместе с братьями и сестрами.

Таких норок в глиняном берегу над рекой было очень много. В каждой норке жили стрижата. И были у них папы и мамы. А вот у стрижонка Скрипа папы не было. Его сшибли из рогатки мальчишки. Он упал в воду, и его унесло куда-то. Конечно, стрижата не знали об этом.

Маме-стрижихе было очень тяжело одной прокормить детей. Но она была хорошая мать. С рассвета и до вечера носилась она над берегом и водой, схватывала на лету мошек, комариков, дождевые капли. Приносила их детям. А мальчишки, сидевшие с удочками на берегу, думали, что стрижиха и все стрижи играют над рекой.

Стрижонок Скрип подрос. У него появились перья, и ему всё время хотелось есть. Иногда ему удавалось отобрать у братца или сестрёнки мошку, и тогда они жалобно и недовольно пищали. За это Скрипу попадало от мамы-стрижихи. Но ему так хотелось есть, так хотелось есть!

А ещё ему хотелось выглянуть из норки и посмотреть, что же оно там такое, дальше этого пятнышка света, откуда мама-стрижиха приносит еду и ветряные запахи на крыльях.

Пополз стрижонок Скрип. И чем дальше он полз, перебирая слабыми лапками, тем больше и ярче делался свет.

Боязно!

Но Скрип был храбрый стрижонок, он полз и полз.

Наверное, он выпал бы из норки и разбился, как разбиваются такие вот неразумные птенцы. Но тут появилась мама-стрижиха, схватила его, уволокла в глубь норки — и раз-раз его клювом по голове. Сказала сердито:

— Скрип-скрип! — и ещё по голове, и ещё по голове.

Очень рассердилась мама-стрижиха, очень сильно била Скрипа. Должно быть, там, за норкой, опасно, раз мама-стрижиха так волнуется. Конечно, откуда Скрипу было знать, сколько врагов у маленьких проворных стрижей!

Сидит на вершине берёзы страшный быстрый сокол и подстерегает их. Скоком-прыгом подходит к норкам клюватая ворона. Тихо ползёт меж камней чёрная гадюка.

Побольше подрос Скрип, догадываться об этом стал. Ему делалось жутко, когда там, за норкой, раздавалось пронзительное «тиу!». Тогда мама-стрижиха бросала всё, даже мошку или каплю воды, и, тоже крикнув грозное «тиу!», мчалась из норки.

И все стрижи с криком «тиу!» высыпали из норок и набрасывались на врага. Пусть этот враг хоть сокол, хоть коршун, хоть кто, пусть он хоть в сто раз больше стрижей, они всё равно не боялись его. Дружно налетали стрижи, все как один. Коршун и ворона скорей-скорей убирались в лес, а гадюка пряталась под камень и со страху шипела.

Однажды мама-стрижиха вылетела на битву с врагом — разбойником соколом.

Сокол был не только быстрым, но и хитрым. Он сделал вид, что отступает. Вожак стрижей — Белое брюшко — дал отбой, крикнув победоносное «тиу!». Но мама-стрижиха ещё гналась за соколом, чтобы уж навсегда отвадить его летать к стрижиньм норкам.

Тут сокол круто развернулся, ударил маму-стрижиху и унёс в когтях. Только щепотка перьев кружилась в воздухе, Перья упали в воду, и их унесло…

Долго ждал стрижонок Скрип маму. Он звал её. И братцы и сестрёнки тоже звали. Мама-стрижиха не появлялась, не приносила еду.

Потускнело пятнышко света. Настала ночь. Утихло всё на реке. Утихли стрижи и стрижата, пригретые папами и мамами. И только Скрип был с братьями и сестрами без мамы.

Сбились в кучу стрижата. Холодно без мамы, голодно. Видно, пропадать придётся.

Но Скрип ещё не знал, какой дружный народ стрижи! Ночью к ним нырнул вожак — Белое брюшко, пощекотал птенцов клювом, обнял их крыльями, и они пригрелись, уснули. А когда рассвело, в норку к Скрипу наведалась соседка-стрижиха и принесла большого комара. Потом залетали ещё стрижи и стрижихи и приносили еду и капли воды. А на ночь к осиротевшим стрижатам снова прилетел вожак Белое брюшко.

Выросли стрижата. Не пропали. Пришла пора покидать им родную норку, как говорят, становиться на крыло — самим добывать себе пищу и строить свой дом.

Это было радостно и жутко!

Скрип помнит, как появился в норке вожак Белое брюшко. Вместо того чтобы дать ему мошку или капельку, он ухватил Скрипа за шиворот и поволок из норки. Скрип упирался, пищал. Белое брюшко не обращал внимания на писк Скрипа, подтащил его к устью норки и вытолкнул наружу.

Ну что было делать Скрипу! Не падать же! Он растопырил крылья и… полетел! И тут на него набросились все стрижи, старые и молодые. Все-все! И погнали его от норки всей стаей навстречу ветру, навстречу ослепительному солнцу.

— Скрип! Скрип! — испуганно закричал стрижонок, захлебнувшись ветром, и увидел под собою воду. — Скрип! Скрип! «А если я упаду?» — с ужасом подумал он.

Но стрижи не давали ему упасть. Они гоняли его кругами над водой, над берегом, над лесом.

Потом крики стрижей остались позади. Свист крыльев и гомон птичий угасли. И тут стрижонок Скрип с удивлением увидел, что он уже сам, один, летает над рекой! И от этого сделалось так радостно, что он взмыл высоко-высоко и крикнул оттуда солнцу, реке, всему миру: «Скрип!» — и закружился, закружился над рекой, над берегом, над лесом. Даже в облако один раз залетел. Но там ему не понравилось — темновато и одиноко. Он спикировал вниз и заскользил над водою, чуть не касаясь её брюшком.

Хорошо жить! Хорошо, когда сам умеешь летать! Скрип! Скрип!

А потом Скрип и сам стал помогать стрижам — вытаскивал из норок стрижат и тоже гнал их над рекой вместе со всеми стрижами и кричал:

— Скрип! Скрип! Держи его! Догоняй!..

И ему было весело смотреть, как метались и заполошно кричали молоденькие стрижата, обретая полёт, вечный полёт!

Скрип много съел в этот день мошек, много выпил воды. Ел и пил он жадно, потому что стрижи всегда в движении, всегда в полёте. И оттого надо им всё время есть, всё время пить. Но день кончился. Он ещё раз плюхнулся белым брюшком на воду, схватил капельку воды, отряхнулся и поспешил к своей норке. Но найти её не смог. Ведь снаружи он никогда не видел свою норку, а сейчас все норки казались ему одинаковыми. Норок много, разве их различишь?

www.booklot.ru

Тема: В.П.Астафьев «Стрижонок Скрип». Герои рассказа

Цели:познакомить с жизнью и творчеством В.П. Астафьева; отрабатывать навыки выразительного чтения; учить анализиро­вать поступки героев, составлять сравнительное описание на ос­нове текста, делить текст на части, озаглавливать каждую часть; расширить знания о стрижах и лебедях; прививать любовь и бе­режное отношение к животным.

Планируемые результаты: предметные: умения прогнози­ровать содержание произведения, читать вслух с постепенным переходом на чтение про себя, увеличивать темп чтения вслух, исправляя ошибки при повторном чтении текста, воспринимать на слух художественное и научно-познавательное произведение; метапредметные: Р — формулирование учебной задачи урока, исходя из анализа материала учебника в совместной деятельно­сти, планирование вместе с учителем деятельности по изучению темы урока, оценивание своей работы на уроке, П — анализ худо­жественного и научно-познавательного текста, выделение в нем основной мысли, отбор опорных (ключевых) слов для создания собственного текста, поиск необходимой информации в учебной и справочной книге; самостоятельный и целенаправленный выбор книги, К — ответы на вопросы на основе художественного текста учебника, осмысление правил взаимодействия в паре и группе (распределение обязанностей, составление плана совместных действий, умение договариваться о совместных действиях); лич­ностные: привитие нравственных ценностей (любовь к природе, к животным, малой родине, родителям, уважение к старшим).

Оборудование:выставка книг по теме урока, портрет писателя, аудиоприложение к учебнику.

Ход урока 2

I. Организационный момент

II. Характеристика матери-стрижихи

- Послушайте пословицы, догадайтесь, о ком в них говорит­ся. (О матери.)

• Птица рада весне, а дитя — ей.

• Сердце ее лучше солнца греет.

• Роднее ее родни нет.

- Составьте характеристику матери-стрижихи, пользуясь текстом.

- Какие слова выбирает автор, чтобы рассказать о стрижихе? Какой она была матерью?

(Учащиеся самостоятельно составляют синквейн. После про­верки на доске записывают наиболее удачный. Например:

Стрижиха.

Строгая, заботливая.

Кормит, воспитывает, оберегает.

С ней очень хорошо.

Мать.)

III. Физкультминутка

IV. Работа по теме урока

Чтение и деление текста на части

(Можно каждую часть поделить на микротемы.)

1. Новорожденные стрижи:

1) рождение Скрипа;

2) плохо одним;

3) мама вернулась.

2. Жизнь стрижиной семьи:

1)кормление птенцов;

2) обидно;

3) папы нет (или Тяжело жить без папы).

3. Птенцы подросли:

1) хочется выглянуть из норки;

2) мамино наказание;

3) враги стрижат.

4. Случилась беда:

1) мама погибла;

2) плохо без мамы;

3) дружные стрижи.

5. Учатся летать:

1) первый полет Скрипа;

2) наелся хорошо.

6. Новое жилье:

1) потерялась норка;

2) строит дом;

3) мальчишки достали.

7. Пора в дорогу:

1) беспокойство стрижей;

2) стрижи полетели;

3) мальчишки-рыбаки прощаются.

2. Пересказ текста по коллективно составленному плану

Обобщение знаний о птицах

- Перечитайте самостоятельно рассказ Д.Н. Мамина-Сиби­ряка «Приемыш». Выпишите в две колонки эпитеты для описания лебедей и стрижей.

(Учащиеся составляют сравнительную характеристику лебедей и стрижей самостоятельно или в паре (на усмотрение учителя). После выполнения задания проводятся проверка, обобщение зна­ний о птицах. Дополнительную информацию учащимся может дать учитель. См. материал к уроку.)

V. Рефлексия

- Продолжите предложения.

• Сегодня на уроке я узнал...

• На этом уроке я похвалил бы себя за...

• После урока мне захотелось...

• Сегодня я сумел...

VI. Подведение итогов урока

- Что В.П. Астафьев мог наблюдать в жизни,' а что придумал, когда сочинял историю про стрижонка Скрипа?

- Зачем писатель использует этот прием?

Домашнее задание

Подготовить пересказ от имени Скрипа. Выполнить зада­ния 2, 3 на с. 111 учебника.

Материал для учителя

Стрижи

Черные стрижи очень похожи на ласточек. Эти длиннокрылые птич­ки, со свистом летающие над нашими головами, также всю жизнь про­водят в воздухе, на землю никогда не садятся.

Обычно стрижи живут на высоких строениях. Чтобы взлететь, стриж падает из своего гнезда или с высокого карниза, расправляет в воздухе крылья и быстро, стремительно летит. Известно, что стрижи — самые быстрые птицы. Соперников в быстроте полета они не имеют. Приле­тают к нам стрижи еще позднее ласточек и, как и ласточки, питаются исключительно насекомыми.

Лебеди

Со времен глубокой древности лебедь — одна из самых крупных и сильных птиц — служит символом красоты и любви, чистоты и неж­ности. Лебедя воспевали в былинах и сказаниях. Существует старинная легенда о лебединой песне, которую эта прекрасная птица якобы поет перед своей гибелью.

Вообще-то, лебедь не относится к певчим птицам. Лебедь может лишь неторопливо гоготать. Гулкие и торжественные трубные звуки из­дает лебедь-кликун. Их хорошо слушать по весне, когда лебеди, возвра­тившиеся с южной зимовки, парами величаво пролетают в поднебесье.

Огромные белые птицы на синем апрельском небе — это незабываемо красивое зрелище. Но еще красивее кажется лебедь на уединенном озере в глухом лесу. Он плывет, скользит по воде легко и бесшумно, и вода под ним светлеет, принимает перламутровый оттенок. Лебедь неповторимо изящен в каждом своем движении — и при крутом повороте при плава­нии, когда он оставляет за собой искрящуюся волну, и при купании, ко­гда шумно расплескивает воду, и при подъеме на крылья, упруго и гулко секущие воздух.

Гнездятся лебеди по глухим, малодоступным озерам, в густейших камышах, это исключительно чуткие и осторожные птицы. Заботы о вос­питании лебедят делят между собой отец и мать.

В неволе белый лебедь быстро становится ручным, мирно живет в зоологических садах рядом с черным лебедем — гостем из Австралии.

Лебедь — прекрасное и теперь редкое создание природы, охота на него в нашей стране запрещена.

___________________________________

cyberpedia.su


Смотрите также